Воскресенье, 19 Август 2018
Новости Украины и Мира
Спорт
Игровые (с мячом) виды
Футбол
Мини-футбол
Баскетбол
Волейбол
Гандбол
Пляжний футбол
Технические виды
Авто
Мото
Авиаспорт
Велоспорт
Стрельба пулевая
Стрельба из лука
Фехтование историческое
Судомоделизм
Силовые виды
Тяжелая атлетика
Пауерлифтинг
Гиревой спорт
Единоборства
Тхеквондо
Бокс
Кикбоксинг
Дзюдо
Вольная борьба
Каратэ
Айкидо
Фрифайт
ММА
Хапкидо
Комбатан
Легкая атлетика
Бег
Ходьба
Прыжки и метания
Теннис
Большой
Настольный
Водные виды
Поло
Плавание
Прыжки с трамплина
Синхронное плавание
Гребля
Водный туризм
Гимнастика
Художественная
Спортивная
Акробатика
Прыжки на батуте
Зимние виды
Хоккей
Бег на коньках
Фигурное катание
Логические игры
Шашки
Шахматы
Сёги
Спортивные танцы, черлидинг
Спортивные танцы
Черлидинг
Бильярдный спорт
Паркур
Спортивные сооружения
Спортивное ориентирование
Культура
Образование
История
Известные люди города
Памятники города
"Листая старые газеты"
50-е годы
60-е годы
70-е годы
80-е годы
90-е годы
История одной фотографии
История транспорта
Рекорды Города
Первые
Последние
Единственные
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua

Афіша

 

Краєзнавче товариство "Кам'янське-Дніпродзержинськ" запрошує бажаючих на пізнавальну екскурсійну пішохідну прогулянку. Збір о 16:00 у бібліотеці на Шевченка,14.

Add a comment
ЗАСТАВКА4
 
 
У повідомленні, викладеному нижче, представлені результати роботи з уточнення локалізації і назв гідрографічних об’єктів,пов’язаних з історією розвитку місцевості в межах від поселення Романкове до Таромського мису. Частина четверта повідомлення присвячена заборам, затокам, придніпровським озерам і плавням.
 
В настоящем сообщении представлены результаты работы по уточнению локализации и названий гидрографических объектов, связанных с историей развития местности в пределах от поселения Романково до Таромского мыса. Часть четвертая посвящена заборам, заливам, приднепровским озерам и плавням.
 
 
ЗАБОРЫ
 
 
Вследствие климатических изменений в бассейне Днепра в 70-х - 80–х годах XVIII века, река была многоводной. Однако даже при высоком уровне воды, затопившей русловые скалы – заборы у села Каменского, заборы Тритузного, Карнауховки и Таромского находились на поверхности. Д. Яворницкий перечисляет эти заборы: "Речицкая против села Тритузного; Ясиноватая и Липовая против села Карнауховки; Кульмичевская, Недоступова, Волчья, Рваная, Белая, Сомовская – все шесть против Тарамского" [1, с. 49].
 
В отличие от речных рукавов и островов, образующихся вследствие размыва или наноса мягких горных пород, заборы являются устойчивыми образованиями. Поэтому полностью утраченными географическими объектами их считать нельзя, несмотря на затопление забор в конкретном районе Днепровским (Запорожским) водохранилищем. Правда, часть русловых скал, затрудняющих судоходство, была повреждена, что нашло, например, отражение в названии заборы Рваная у Таромского. Серьезному антропогенному воздействию подверглись романковская Косая Забора, каменские Наталка и Каменские Ворота, причем Косую и Каменские Ворота "чистили" даже осенью 2017 года.
 
Поскольку со временем гидрографические объекты теряют старые и приобретают новые названия, представляет интерес определить, по возможности, размещение этих объектов и восстановить забытые гидронимы.  
В связи с несоответствием количества и размещения забор на старых и новых лоциях, вызванным существенными различиями уровня воды в Днепре в конце XVIII века и в последующем времени, возникают трудности в определении как локализации забор, так и в восстановлении их исторических названий. Высокий уровень воды в реке в конце XVIII века скрыл ряд забор, обнаруженных позднее, в маловодные периоды, в частности, в конце XIX и начале XX века. [2].
Так, например, была обнаружена безымянная забора, находившаяся между Каменским и Тритузным ниже ухвостья современного полуострова Корчеватый (рис.1). В настоящее время, как и все заборы, безымянная находится в затопленном состоянии. Кстати, эта забора послужила причиной намыва бывшего острова Корчеватый (в настоящее время полуостров). Ухвостья не столь старых  островов Каменского – Зеленого и Дубового также "сидят" на заборе Каменские Ворота.
 
рис.1 Корчуватий
 
Рис. 1 - Безымянная забора между бывшими поселениями Каменским и Тритузным на фрагменте электронной лоции Днепра лист (3530-3) – причина появления бывшего острова Корчеватый
 
По вопросу локализации забор у поселений Тритузное и Карнауховка много неясного. Как было отмечено выше, Д. Яворницкий указывал у села Тритузного одну забору Речицкую. На современной электронной лоции их три. Хотя села уже практически (кроме шестой сотни) нет, но надежный ориентир – тритузнянская церковь примерно указывает на бывший центр села. Напротив церкви в направлении на северо–восток находятся две заборы с новыми названиями Чекиста выше по течению и Славянина ниже" (рис. 2) . Напротив уцелевшей шестой сотни Тритузного расположена Тритузнянская забора, протянувшаяся в сторону Карнауховки.
 
С некоторым приближением Речицкую забору у бывшего Тритузного можно определить с помощью эхолота. Ту забору, скалистые выступы которой окажутся ближе к поверхности воды и размещение которой окажется ближе к центру села (ориентир – сохранившаяся церковь) можно считать тритузнянской Речицкой. Судя по отметкам глубины и размерам вероятнее всего Речицкой является забора Славянина.
 
рис. 2а Забора Чекіста
 
 
а
 
рис. 2б Гречаний
 
б
 
Рис. 2 - Затопленные заборы Чекиста, Славянина (а) и Тритузнянская (б): фрагменте электронной лоции Днепра лист (3530-4)
 
 
Где находились карнауховские заборы Ясиноватая и Липовая, перечисленные в работе [1, с. 49], сегодня неизвестно. Можно, с некоторой долей вероятности предположить, что пограничная с Карнауховкой  Тритузнянская забора могла в прошлом называться Ясиноватой карнауховской. На это указывает сохранившееся название местности Ясиново на западной окраине Карнауховки. Камни, показанные на современной лоции в устье Коноплянки, возможно в прошлом были частью заборы Липовой. Поскольку современный Карнауховско–Таромский рукав Днепра между коренным берегом и правым берегом острова Погорелый является не судоходным, то из-за отсутствия необходимости, забора в современной лоции не указана. Нельзя исключить и возможность появления на бывшей Липовой острова Погорелый либо безымянного острова, расположенного рядом.
 
Следует отметить, что гидрографы прошлого и, соответственно, Д. Яворницкий [1, с. 49], назвали три заборы в акватории близ указанных выше поселений. Это соответствует числу забор, указанных в новейшей лоции Днепра, правда, привязка забор к береговым ориентирам другая.
 
Что касается Таромских забор, (рис. 3) то их локализация и восстановление исторических названий затруднений не вызывает. Ниже Тритузнянской заборы слева от судового хода находится затопленная забора Калинина со старым названием Кульмичевская. На современном фарватере Днепра за Кульмичевской (Калинина) находится забора Грузские Ворота с прежним, вполне обоснованным названием, Недоступова. Почти на все заборы района Романково–Таромское можно было добраться с берега без применения плавсредств. Одним из исключений была Недоступова по причине нахождения на глубоководном участке вдали от берегов.
 
Еще ниже по течению с правой стороны судового хода находятся забора Перекат Таромские Ворота со старым гидронимом Волчья и забора Таромская – по старому Рваная, поскольку в прошлом скалы Рваной приходилось разрушать взрывчаткой. Вызвано это было тем, что забора на повороте русла была серьезной помехой для движения судов.
 
рис. 3а Заповедник
 
 
а
 
рис. 3б Кобили
 
б
 
Рис. 3 – Заборы у Тарентского Рога (бывшего села Таромское) на современной электронной лоции Днепра лист (3530-6): Калинина и Грузские Ворота (а), Перекат Таромские Ворота, Таромская и Кобыла (б)
 
 
На меже между Таромским и Сухачевкой имеется очень большая забора протяженностью вдоль правого берега примерно 800 м с современным названием Кобыла. Начинается эта забора выше Белгородского гранитного карьера и заканчивается у Таромского карьера. В прошлом на месте Кобылы различали две заборы – небольшую Белую сверху и большую Сомовскую – серединной частью уходившую в сторону левого берега, а именно, в сторону устья бывшего днепровского рукава Сомовки (Таромского Уступа).
 
Необходимо отметить, что перечисленные выше заборы, за исключением некоторых, до настоящего времени находятся в "законсервированном" виде благодаря затоплению Днепровским водохранилищем. Если бы заборы были на поверхности как, например,  до 1932 года, то вследствие вмешательства человека судьба днепровских скал была бы весьма плачевной.
 
 
 
ОЗЕРА И ЗАЛИВЫ
 
 
В известной монографии [1, с. 191] Д. Яворницкий перечислил озера следующим образом: "Калиниково, Агахючино, Коноплянка, Орехово и Перевал – все пять против сел Каменского, Тритузного, Карнауховки и Тарамского... Плоское у ветки Прогноя против острова Просереда; Осокороватое, Пальчиково, Дубовое, Ильково, Литвиново, Орехово, Соленое и все восемь между Николаевской и Сугаковыми хуторами..." Что касается правобережных озер то историк, вопреки своему правилу локализовывать водоемы, особых уточнений не дал, за исключением озера Плоского. Следует также иметь ввиду, что на современных Д. Яворницкому картах (конец XIX века) речные заливы также отмечались озерами. 
 
Залив, в частности речной, это часть реки, глубоко вдающаяся в прибрежную сушу, имеющая свободный водообмен с основной частью водоема. Под озером понимают водоем медленного водообмена, находящийся в углублениях суши и не связанной протоками с другими водоемами. На карте И. Стрельбицкого середины XIX века (рис. 4, а) восточнее села Каменского отмечено озеро Перевал и залив Коноплянка. На карте конца того же столетия (рис. 4, б) показано только одно озеро Перевал. Коноплянка только в верховье показана небольшим заливом, остальная основная часть была проточной и являлась рукавом Днепра.
 
рис. 4 А Карта
 
 
а
 
РИС. 4 Б Хороша карта
 
б
 
Рис. 4 – Гидрографическая ситуация в речной пойме поблизости сел Каменское – Таромское на фрагментах карты середины (а) и конца ХIХ века (б): квадраты 47 и 26-13 соответственно
 
 
Озера Плоского и рукава Прогноя на указанных картах нет. Зато на левом берегу на месте бывшего рукава Сомовки показаны озера – старицы. Сама Сомовка на карте показана озером, а обозначена рукавом. Напротив Тритузного и Карнауховки находилось три озера – Осокороватое, Пальчиково и Дубовое. Напротив Таромского – озера Орехово, Литвиновка и Солоное. Сомовка, соединенная протоками с озерами Дубовым и Пальчиковым, протянулась по левобережью вдоль правобережных селений от Тритузного до Таромского. (см. рис. 4,б).
 
В настоящее время от основного русла рукава Сомовки осталось два крупных озера - Сомовка у п.г.т. Николаевка и Большая Хатка на территории заповедника. У некоторых, известных ранее озер, изменились названия: Осокороватое стало Солнечным, Литвиновка стало Соколкой, Плоское – Горбовым. Сохранились исторические названия у озер Дубовое, Ильково и Орехово (Режим доступа wikimapia - let's the whole world).
 
На рукописной карте П. Коршуна [3, с. 84], отнесенной автором к 20- м годам XX века, на северо–восточной окраине Каменского стрелками указано направления к двум озерам Жадороватое 1 и Жадороватое 2 (рис. 5). На плане Днепровского завода и села Каменского начала XX века, подготовленном специалистами по инициативе И. Подзерко [5], этих озер нет. Возможно озера, указанные П. Коршуном, находились в местности, не вошедшей в границы плана. Возможно и то, что озера имели более позднее происхождение вследствие подтопления территории.
 
Немецкая 500-метровка (копия карты Генштаба РККА,  рис. 6) отражала гидрографическую ситуацию района после затопления чаши Запорожского водохранилища. На левобережье, противоположном Карнауховке и Таромскому, насчитывалось 13 озер и один залив. На правом берегу – 7 озер и 3 залива. Увеличение числа водоемов было обусловлено подъемом уровня воды в 1932–1933 г.г. Кроме Перевала эти водоемы, представляли собой, в основном, старицы бывших рукавов Днепра – на левобережье Череднычки и Сомовки, на правобережье Желтухи и Борзийки.
 
РИС. 5 Б Карта Коршуна
 
Рис. 5 – Рукописная карта П. Коршуна [3] созданная на основе  профессиональной карты И. Подзерко [4]
 
К исчезнувшим заливам правого берега у села Каменского следует отнести залив у оврага Волчье горло и Перевал.
 
В устье речного залива, верховье которого находилось в прошлом в овраге "Волчье горло" слева от здания речного вокзала находился дебаркадер паромной переправы от пристани в залив Кривец. Залив показан на наиболее точной карте  Днепровского завода и села Каменского, относящейся к началу XX века [4, с. 4]. Фотография парома у причала (рис. 7), относящаяся к 50-м годам прошлого века приведена в той же книге [4, с. 53]. В настоящее время бывший залив находится под насыпью у правобережных опор мостового перехода, через насыпь под мостовым переходом проходит автодорога, связывающая переход с улицей Небережной и поселком Днепрострой.
 
Залив Перевал в далеком прошлом был истоком длинного рукава Днепра, устьем которого был современный залив Коноплянка. В конце XIX века устье залива Перевал находилось за мощной заборой Каменские Ворота, Днепр как бы переваливал через скалистый мыс заборы, поэтому название рукава, а затем залива и озера было неслучайным. В результате активного расширения Днепровского металлургического завода в восточном направлении часть Перевала засыпали. В начале XX века сохранившаяся часть Перевала получает название речки Кривец вследствие характерной вытянутой формы и наклону русла, характерному для речных рукавов (см. рис. 5). В период спада паводков, таяния снега и проливных дождей озеро Кривец – Перевал сбрасывало избыток воды в плавни у села Тритузного, появлялось течение и сходство с рекой. В настоящее время местность, где находилось озеро, является промышленной зоной. На немецкой карте 1942 года восточная часть озера разветвлялась на два рукава (см. рис. 6, а).
 
Ю. Котляр, старожил села Тритузное, респондент в публикации Н. Булановой [6] насчитывал девять озёр в плавнях, омываемых Коноплянкой: "Назви озер памятаю: Глибоке (засипане доменним шлаком, територия "Демоса"), Закітне, Ракове, Осокорувате, Дурна яма, Шилове болото (це озеро і сьогодні є). Майже всі загажені, з них зробили відстійники. Засипали пульпою..." Здесь следует уточнить, пульпой не засыпают, а заливают, поскольку пульпой является смесь воды и отработанной горной породы, так называемых хвостов.
 
Из–за существенного преобразования местности в бывших тритузнянских плавнях практически невозможно локализовать утраченные озера. Вероятно озеро Глубокое могло быть старицей Перевала. Рукотворным глубоководным озером сегодня является затопленный бывший Тритузнянский гранитный карьер. 
 
РИС. 6А Дніпродзержинськ
 
а
 
РИС. 6 Б Таромське
 
 
б
 
Рис. 6 - Увеличение числа водоемов в исследуемой местости, обусловленное подъемом уровня воды в Запорожском водохранилище на немецкой карте 1942 г.,квадраты М-36-130-А (а), D(б)
 
 
Искусственным левобережным заливом, относительно недавно созданным, является новый Куриловский котлован, устье которого находится ниже (по течению) мостового перехода примерно в месте истока бывшего рукава Череднычки. Небольшие заливы естественного происхождения имеются на месте устьев бывших рукавов Днепра, в частности Череднычки (современная лоция, лист 3530-3).
 
Левобережные водоемы Оступ (Уступ) и Засуха у Николаевки заливами, как показано на картах Генштаба МО СССР, фактически не являются, поскольку представляют собой исток (Оступ) и устье (Засуха) современного днепровского рукава с узкой горловиной примерно по середине.
 
Заливы различных размеров имеются в ухвостье полуострова Гречаный и острова Погорелый. Крупнейшими в акватории между Романковым и Таромским являются заливы Хрещатий (Корчеватый) и Коноплянка, образованные из днепровских рукавов в результате техногенного воздействия. Хрещатий практически является промышленной зоной и рекреационного значения не имеет. Залив Коноплянка только в верховье имеет значительную техногенную нагрузку. В средней и устьевой части в районе шестой сотни бывшего Тритузного и современной Карнауховки ландшафт правого берега полуострова Гречаный и островов, расположенных ниже, в основном сохранен.
 
 
 
ПЛАВНИ
 
 
 
Под плавнями понимают длительно затапливаемые поймы рек, представляющие собой систему озер, болот, проток, покрытую зарослями тростника, рогоза, трав, кустарников и на возвышенных местах деревьев, переносящих длительное затопление, прежде всего различных видов ив и тополя.
 
Плавни являются временным ландшафтом, поскольку при отсутствии постороннего вмешательства быстро демонстрируют сукцессию - последовательную закономерную смену одного биологического сообщества другим в результате влияния природных факторов или воздействия человека. "Плавни придают реке живописный и величественный вид и по справедливости считаются источником богатств для приднепровских жителей..." - писал Д. Яворницкий [1, c. 123].
 
"Дніпровські плавні... Важко словами описати навколишню красу. Закриваю очі і бачу: килим живих плавневих квітів (не знаю назв, але й досі відчуваю їх п’яний запах), а очерет, оситняк, а лоза, верби!... Між ними озерця чистої води, в яких видніються відтінки хмар". Приведенная фраза относится к воспоминаниям таромчанки Л. Малинской, помещенным в книге известного краеведа З. Шевцовой [6, c. 152]. От характеристик и лирики обратимся к истории. Рассмотрение карты конца ХІХ века показывает, что только одно село в акватории Днепра между Романковым и Таромским имело плавни. Этим селом являлось Тритузное, плавни которого располагались западнее днепровских рукавов Желтухи и Коноплянки. Благодаря плавням Тритузное, несмотря на немногочисленность населения, было богатым селом, способным в начале ХХ века соорудить кирпичную церковь, превосходящую по своим архитектурным достоинствам каменскую Николаевскую.
Возникает вопрос, куда делись остальные плавни,  о которых сообщал Д. Яворницкий [1, c.124]? "Из двух берегов Днепра левый имеет гораздо более плавен, нежели правый... Правый берег в большинстве случаев высокий, и потому поемных мест на нем сравнительно мало; левый берег отлог, и потому плавен здесь довольно значительное пространство... По правому берегу... значительная часть плавен представляет из себя большие острова, лежащие у самого берега и в сухое время соединяющееся с материком… В соответствии правому берегу шли плавни и с левой стороны Днепра: от устья реки Орели, "...почти до того места где с правой стороны выступал в Днепр рог Таромский...". На карте (см. рис. 4, б) нет указанных историком  "плавен", имеется только пойменный лес.
 
Исчезновение плавней обусловлено действием двух факторов – резким обмелением Днепра к концу XIX века и, соответственно, ускоренной сукцессией плавней – переходом к суходольному биотопу.
 
О том, что в конце XIX века многоводность Днепра и плавни были в относительном далеком прошлом, красноречиво свидетельствует факт из так называемой устной истории края. Историк Я. Новицкий, уроженец села Аулов [7, c.180] записал в июле 1889 года воспоминания старожила села Г. Карпенко 1805 года рождения: "Біля Авул, от степу, були байраки велики, а від Дніпра, - несходимі плавні, рибні озера та прогної (болота, авт.)... в слободі озеро Царинне, - воно було колись велике і глибоке..."
 
Если из–за обмеления Днепра еще на рубеже XIX-XX веков плавни правобережья были практически утрачены, то о каких же плавнях идет речь в воспоминаниях таромчанки Л. Малинской [7, c.152] и тритузнян – респондентов Н Булановой [6]?  Ведь люди жили уже в XX веке.
 
Ответ на вопрос дает анализ топографической карты первой половины XX века (см. рис. 6). В 1932 -1933 г.г. произошло заполнение чаши Запорожского водохранилища, причем зона подпора плотиной Днепрогэса заканчивалась в районе Щуровки. В результате подъема уровня воды в низовье рукотворного моря произошло затопление уникальных Днепровских порогов, забор, русловых и береговых одиночных скал, имевших собственные названия. В верховье водохранилища, начиная от Щуровки и далее вниз по течению, произошло подтопление участков бывших плавней и расширение существовавших. В частности, плавни у села Тритузного расширились за счет подтопления полуострова Марчина, а на правобережье между Карнауховкой и Таромским плавни возникли снова. Те же явления произошли на левобережье в окрестностях бывших рукавов Днепра Череднычки и Сомовки – плавни, исчезнувшие в конце XIX века, вследствие воздействия человеческой деятельности восстановились, однако из зон, богатых органикой переместились вверх на песчаные массивы.
 
РИС. 7 Переправа
 
Рис. 7 – Паром у дебаркадера, находившегося в устье бывшего залива, верховье которого находилось в овраге Волчье Горло из книги  И. Подзерко [4]
 
 
Казалось бы все стало на свои места – повысилась водность Днепра в акватории от Щуровки до Таромского и ниже по течению, однако... Вот строки из недавнего краеведческого исследования З Шевцовой: "Головна ж окраса Карнаухівки – Дніпро, хоч за останній час він значно звузився. Повисихали маленькі озерця, болота, затоки. Зникла первинна незайманність, чарівність, невимовна краса краевидів. Менше стало плавнів, покритих високою травою, очеретом. Поменшало риби, перевилися раки, нечасто можно почути спів голосистих птахів" [7, c. 32].
 
Разумеется причиной деградации в данном случае является не сукцессия, обусловленная влиянием природных факторов, а деятельность человека, направленная на так называемое "преобразование природы". Каскад днепровских плотин зарегулировал сток, практически исчезли паводки и вместе с ними плавневые болота – конденсаторы воды в меженный период, медленно, после разливов отдающие воду реке. Осушение болот в верховье Днепра, отбор воды на орошение также внесли свой негативный вклад в техногенную сукцессию.
 
Поэтому пришло то время, когда в общегосударственном масштабе и на местах, в частности, в пределах городской агломерации Днепр – Каменское следует задуматься над дальнейшей судьбой великой реки, над сбережением и восстановлением естественных ландшафтов, - безальтернативной возможности спасти третью водную артерию Европы от неминуемой деградации.
 
 
ВЫВОДЫ
 
 
1. Вследствие периодических подъёмов уровня воды в Днепре и его обмеления, наблюдавшихся, в более чем двухвековом периоде времени, идентифицировать заборы в районе поселений Тритузное и Карнауховка затруднительно. Связано это с тем, что первые, достаточно достоверные лоции реки, созданные в конце XVIII века, отражали гидрографию русла при высоком уровне воды. Лоции конца XIX века и первой половины XX (до строительства Днепрогэса) относились к маловодным периодом и фиксировали особенности русла, скрытые для гидрографов прошлого. В новейшей электронной лоции Днепра напротив бывшего Тритузного отмечены три заборы Чекиста, Славянина и Тритузнянская, напротив Карнауховки – ни одной.
2. Особенности русла Днепра в районе поселения Таромское, на рубеже XIX–XX столетия с достаточно высоким уровнем выхода скалистых образований на поверхность, позволяют без затруднений восстановить исторические названия забор: Калинина – Кульмичевская; Грузские Ворота – Недоступова, Перекат Таромские Ворота – Волчья; Таромская - Рваная; Кобыла – бывшие Белая и Сомовская.
3. Самыми крупными заливами в акватории Днепра между Романковым и Таромским являются Корчеватый (историческое название ветка Хрещата) и Коноплянка. Оба залива – результат индустриализации района, а именно ликвидации истоков бывших речных рукавов Хрещатой (Крещатой ) и Коноплянки. В отличие от залива Корчеватого ландшафт Коноплянки в районе современной Карнауховки приближается к естественному, характерному для поймы Днепра. Это касается прежде всего правого берега полуострова Гречаный, и островов, расположенных ниже. Коренной берег залива нуждается в рекультивации.
4. Озера правого берега Днепра в районе от Романково до Таромского в основном можно считать утраченными географическими объектами. Озера левобережья – старицы бывшего рукава Сомовки, сохранились до настоящего времени. Самым крупным из озер за пределами Днепровско–Орельского природного заповедника является озеро Сомовка у п.г.т. Николаевка. Другие крупные озера сосредоточены на территории заповедника.  Крупнейшим является старица бывшего рукава Сомовки озеро Большая Хатка. Название некоторых озер сохранились до настоящего времени – это озера Дубовое, Ильково, Орехово. Большинство озер заповедника. связано между собой протоками (ериками), появление которых было обусловлено подъемом уровня воды в Днепре после строительства Днепрогэса. До подъема уровня воды протоки существовали в периоды половодья и исчезали в межень.
5. Анализ картографической информации показывает, что возрождение плавней в акватории Каменское – Таромское связано с заполнением чаши Днепровского (Запорожского) водохранилища. Подъём уровня воды в Днепре вызвал расширение правобережных плавней у села Тритузное и восстановление режима плавней между Карнауховкой и Таромским. На левобережье от Куриловки до Таромского Уступа, как и в конце XVIII века, снова возникли плавни. У изолированных озер – стариц Череднычки и Сомовки вновь появились протоки, связывающие озера между собой и руслом Днепра. Следует признать, что плавни Каменского правобережья в середине XX века были уничтожены в рузультате человеческой деятельности. "Новые" плавни левобережья, расположенные напротив бывших поселений Тритузного, Карнауховки и Таромского уцелели и взяты под охрану заповедником, созданным в 1990 году.
 
 
ПЕРЕЧЕНЬ ССЫЛОК
 
 
1. Яворницкий Я.И. Вольности запорожских казаков. – СПб. – 1898. – 405.
2. Крячко Г. Ю., Кобзева А.І.  Гидрография старого и современного Днепра в исторической местности от Романково до Таромского. Часть третья.
3. Коршун П.П. Родное Каменское, слободы и села, родословные, Документально - художественное издание. Д.: Пороги. – 2008. – 329с.   
4. Подзерко И. Мой город. Краеведческое издание. – Днепропетровск: ИМА – прес. – 2011. - 113с.  
5. Буланова Н. Козацька слобода Тритузне: втрачені ландшафти та історична пам’ять. Кам’янське: Відомості 19.04.2017. – С. 5 
6. Шевцова З.І. Сторінки історії Карнауховки. Дніпропетровськ: Дріант. 2012. – 192с. 
7. Новицький Я. Твори в 5- ти томах. Т. 2- Запоріжжя : ПП "АА Тандем". 2007. – 510 с.
 
Крячко Г. Ю., Кобзева А. И.
Add a comment
 
 Заставка к статье
 
У повідомленні, викладеному нижче, представлені результати роботи з уточнення локалізації і назв гідрографічних об’єктів, зв’язаних з історією розвитку місцевості в межах від поселення Романкове до Таромського мису. Частина третя повідомлення присвячена скелястим виступам - заборам в руслі Дніпра біля Кам’янського. 
 
В настоящем сообщении представлены результаты работы по уточнению локализации и названий гидрографических объектов, связанных с историей развития местности в пределах от поселения Романково до Таромского мыса. Часть третья посвящена скалистым  выступам – заборам в русле Днепра вблизи Каменского.
 
 
ЗАБОРЫ И КАМНИ
 
По определению Д Яворницкого [1, с. 49] "Заборами называются те же гряды диких гранитных скал, разбросанных по руслу Днепра, как и гряды порогов, но только не пересекающие реку сплошь от одного берега к другому, а занимающие часть ее..." От заборы Романково до Таромского историк называл следующие заборы: "Речицкая против села Тритузного, Ясеноватая и Липовая против села Карнауховки; Кульмичевская, Недоступова, Волчья, Рваная, Белая, Сомовская – все шесть против села Таромского"...
 
"Кроме порогов и забор, надо отличать еще в Днепре камни или скалы, то отдельно торчащие среди Днепра и у его берегов – писал Д. Яворницкий  [1, с. 53], то целыми группами возвышающиеся между порогов и забор. Подобных камней неисчислимое множество на Днепре в пределах бывших вольностей запорожских казаков. По мнению исследователя достойны внимания из этого множества 120 камней, находившихся на участке русла от Лоцманской Каменки до Хортицы.
В отношении днепровских камней и скал требуется уточнение понятий. Да, действительно, жители Приднепровья называли выходы скальных пород в русле и на берегах камнями. Сегодня под определением камень понимают минерал или твердую породу природного происхождения ограниченных размеров. Под скалой понимают выход горных пород с крутыми либо отвесными склонами над земной или водной поверхностью. Примерами крупных скал на Днепре могут быть остров Монастырский в г. Днепр и многие другие каменистые острова, затопленные запорожским водохранилищем. Из приведенных определений следует, что понятие камень и скала отнюдь не тождественны. Если бы на Днепровских порогах и заборах не было скал, а только камни, то запорожский участок реки вследствие механического воздействия ледохода за многие тысячи и сотни лет был бы превращен в обычную горную реку умеренного падения с камнями, относительно равномерно разбросанными по течению.
Заслуживает внимания тот факт, что на серии открыток с фотографиями Днепровских порогов, выпущенной в начале ХХ века, выходы горных пород в русле Днепра названы верно – скалами.
 
Отсутствие данных о существовании забор и выдающихся формой или размерами скал у поселения Каменское ставит под вопрос обоснованность появления топонима, отражающего характерные особенности местности. Правда Ф. Макаревский предполагал [2, с. 185], что: "Селение Камянское ... названо  так по расположению своему вблизи реки Днепра, на правом берегу которого имеется от природы каменистая скала, доставляющая в изобилии  крепкого слоя плоский камень, служащий на изделку оград для сельских жителей и на другие мелкие хозяйственные потребности". По легенде название поселения произошло от имени казака – первопоселенца Камеона [3, с. 127]. Поэтому, опираясь на имеющиеся источники информации, следует выяснить, обоснованно ли наши предшественники назвали село на берегу Днепра Каменским (Камянским по Ф. Макаревскому)? Ведь скал и камня у других населенных пунктов на реке было по выражению Д. Яворницкого великое множество, однако не многие из них получили "каменный" топоним. 
 
КАМНИ КАМЕНСКОГО
 
При подготовке известной монографии [1] Д. Яворницкий использовал два уникальных рукописных плана – "План реки Днепра с разделением островов 1780 года" землемера Арапова и "Атлас реки Днепра" 1786 года адмирала П. И. Пущина. Первое упоминание о селе Каменском датируется 1750 годом [2, с. 185 ], т.е. на момент составления указанных выше днепровских лоций населенный пункт был известным объектом. Д. Яворницкий, ссылаясь на работы Арапова и Пущина, характеризует гидрографическую обстановку на участке реки в районе Каменского и близлежащих населенных пунктов, однако данных о препятствиях в русле реки не приводит, очевидно по причине отсутствия информации в картах – первоисточниках.
На странице 31 монографии [1 ], Д. Яворницкий отмечал: "Днепр ... имел неодинаковую  ширину и глубину... близ селения Каменского – 430-480 сажень (примерно 900 – 1000 м) ширины и 4 сажени (более 8 м) глубины ... ниже речки Тритузной 500 сажень (1065 м) ширины и 1 сажень глубины (немного более 2 м)". Разумеется ширину и глубину реки историк не измерял, а воспользовался информацией из лоций 1780 – 1786 годов составления.
Если внимательно посмотреть на более или менее точные карты Днепра XIX -XX веков (рис. 1), хорошо видно большое расширение русла от верхней Романковской (Косой) заборы до ухвостья острова Безымянный (Дубовый). Это расширение более чем в два раза превышало ширину русла на траверсе Косая Забора – ухвостье острова Дерыкачки. (лоция Днепра 1965 г. выпуска).
 
рис. 1 а
 
рис 1 б
 
Рис.1 - Расширение русла Днепра в районе Каменского в конце XIX века (а) и первой половине XX века (б)
 
Возникновение расширения обусловлено действием двух факторов. Первый – это малая глубина основного водотока принижаемого силой Кориолиса к правому берегу. Малая глубина свидетельствует о том, что ложе русла является твердой горной породой, не подлежащей размыву. Второй фактор – наличие мягких, легко размываемых течением горных пород левого берега. По данным лоции Днепра 1965 г. ширина реки от романковского мыса (Заборы) до ухвостья острова Дерикачки составляля 730 м. Ширина Днепра вместе с островом Зеленый от речного вокзала до коренного левого берега была равной двум километрам. От правого берега (территория ДМК) до левого берега в районе ухвостья острова Дубовый (Безымянный) русло сужалось до 1 км.
 
Какие же донные препятствия находились в русле у правого берега под слободой Каменское? Прежде всего от современного речного вокзала и грузового порта почти параллельно мостовому переходу через Днепр протянулась забора Наталка. Даже после заполнения чаши Днепровского (Запорожского) водохранилища в 1932–1933 гг. береговые остатки этой заборы находились на поверхности. На правом берегу немного западнее речного вокзала существовал залив, впадавший в прошлом в овраг Волчье горло. Еще в 50–х годах с поверхности (так называемых камней) в бывшем устье этого залива ребятишки ловили рыбу. Затем при благоустройстве территории, прилегающей к речному вокзалу, часть залива и камни были засыпаны. Остатки левобережной части заборы Наталка по малой воде видны и сегодня – расположены немного ниже моста по течению реки. Немногочисленным скалам заборы, расположенным на левом берегу, также не повезло – их взрывали, дробили и использовали для строительных нужд.
 
Русловые скалы заборы Наталка в период последнего оледенения "выгреб" ледник, поэтому выхода на поверхность скалистых останцев не было. Ниже заборы Наталка (по течению) располагаются два каменистых переката – Каменский первый и второй. За ними следует мощная забора – перекат Каменские ворота протяженностью и шириной ширина около одного километра. Скалы заборы выходили на правый берег. На одной из крупных скал в свое время была построена насосная станция (водокачка в народе) Днепровского металлургического завода. О размерах скалы можно судить по фрагменту "Описания Днепровского завода" 1908 г. приведенному в книге [4, с. 18 ], "Каменное здание водокачки на Днепре имеет внутри длину 18 м., ширину 10 м... Основание фундамента высечено в гранитной скале".
 
Следует также отметить, что массивные фундаменты современных доменных печей Днепровского комбината фронтом протянувшихся вдоль правого берега Днепра, также опираются на прибрежные скалы заборы, правда с помощью свай. Верхушки скал под доменными печами имели скругленную характерную, для русловых образований форму. Сваи пришлось применить для обеспечения безопасной работы цеха в период половодья. Для подъема площадки цеха скалы засыпали шлаком, рваным гранитным камнем, а затем забивали сваи до упора на скалы и в виде ростверка монтировали фундаменты. На значительную часть заборы Каменские Ворота, находящийся в русле, в восьмидесятые годы ХХ века был намыт песок, что почти окончательно спрятало этот гидрографический объект от глаз наблюдателя. Правда левобережные скалы заборы Каменские Ворота, затопленные Днепровским водохранилищем, еще хорошо видны в поздний осенний и ранний весенний периоды времени, когда вода в реке сохраняет прозрачность.
 
Об одной из скал этой заборы под названием Чертов камень, сообщает краевед П. Коршун в своей книге [4, с. 9 ]. Чертов камень, в соответствии с информацией краеведа, был причиной гибели рабочих Днепровского завода, переправлявшихся на лодках к заводу из Николаевки и Куриловки. П. Коршун пишет: "Когда в 1932 году Советская власть перегородила Днепр ниже днепровских порогов... вода поднялась и затопила вековые днепровские пороги, а также и Чертов камень Каменского. И люди перестали гибнуть на нем...". По мнению П. Коршуна именно опасность судоходства в районе Каменского обусловило его историческое название. Надо добавить, что забора Каменские Ворота небезопасна для судовождения и в настоящее время Достаточно вспомнить о распоротом каменным рифом днище теплохода "Принцесса Днепра" в 2007 году. Причем посадка судов на камни этой заборы не была единичным случаем, сама "Принцесса" садилась на камни заборы дважды.
 
Комментарий по поводу камней в русле и на берегу Днепра, приведенных на рукописной карте П. Коршуна [4, с. 8], следующий. Два камня для якорения водяных мельниц, являлись верхушками скал заборы Наталка (рис. 2).  Эти скальные выступы, не в пример камням, были надежным причальным основанием. В последующем времени на этих и других выступах будет построена причальная стенка Днепродзержинского речного порта, существующая и поныне.  Следует добавить, что до конца 50 – х годов прошлого века и возле западного берега бывшего залива у Волчьего горла из воды выступали скалы той же заборы Наталки.
 
Рис2 Водокачка
 
 
Рис. 2 - Здание насосной станции Днепровского металлургического завода, устроенное на береговой скале заборы Каменские Ворота. Внизу справа возле уреза воды скалы заборы: фото из книги И. Подзерко [5].
 
Чертов камень, показанный в русле напротив заводской водокачки – подводная верхушка одной из скал заборы Каменские Ворота. С 1932 -1933 гг. скалы заборы затоплены Днепровским водохранилищем, на правобережную часть намыта песчаная площадка с обваловкой рваным гранитом со стороны русла.
О размерах "камней" села Каменского красноречиво свидетельствуют выходы скал заборы "Каменские ворота" в районе заводской водокачки, показанные на фото начала ХХ века (рис. 3) в краеведческом издании И. Подзерко [5, с.11]. Эта фотография в сравнении с настоящим состоянием дает также представление об подъёме уровня воды в Днепровском водохранилище, затопившей прибрежные скалы.
 
рис. 3
 
Рис.3 – Рукописная карта из краеведческого издания П. Коршуна [4].
 
Два "сухопутных" камня возле футбольного поля и ярмарочной площади представляли собой выходы на дневную поверхность скалистого плато, на которое впоследствии установили фундамент массивного здания теплоэлектроцентрали (бывшей Днепродзержинской Днепровской государственной районной электростанции ДДГРЭС). В русле реки — это плато с понижением создало перекаты Каменский первый и Каменский второй.
 
Особенностью формирования прибрежных поселений на Днепре были вытянутость застройки по берегу и размещение вблизи островных и "материковых" плавней, обеспечивающих в условиях засушливого климата достаточно стабильное ведение сельского хозяйства. Для пояснения следует обратится к карте Днепровского Надпорожья конца XIX века и подняться вверх по течению от последнего Старокайдацкого (Кодацкого) порога.
На карте видно (рис. 4), что правобережную Мандрыковку от русла Днепра отделяет остров Становой, левобережную Мануйловку отделяет от берега широкий песчаный массив. Левобережные Сугаковские хутора отделены от основного русла реки широким устьем Протовчи. Диевка и Сухачевка – поселения правого берега – закрыты от основной речной дороги днепровским рукавом Речище, плавнями и крупным островом (рис. 5).
 
 
рис. 4
 
 
Рис.4 - Размещение сел Днепровского Надпорожья относитетельно коренного русла Днепра: а - правобережной Мандрыковки; б - левобережной Мануйловки; в – левобережных Сугаковских хуторов.
 
Открыто со стороны Днепровского русла только правобережное село Тарамское (Таромское), а следующее за ним Карнауховка и Тритузное закрыты островами и полуостровами. Каменское, как и Таромское, выходило "фасадом" на реку, а соседнее за Каменским Романково уже, в основном, было "спрятано" за обширными плавнями. 
 
 
рис. 5
 
Рис. 5 -  Размещение правобережных сел Днепровского Надпорожья, находившихся вблизи поселения Каменского: а – Диевки и Сухачевки; б - Карнауховки и Тритузного; в – Романково с Аулами
 
Географическая точка Таромского (Тарентский Рог) была известна еще до Боплана [6], а это первая половина XVIII века. Поселение Каменское появилось намного позже, по крайней мере ближе к середине XVIII века [2, с.185]. Несмотря на "каменистость" Таромского (Тарентского Рога) устоявшееся название никто не менял, разве что топоним трансформировался (как и многие другие) в более удобную для жителей Приднепровья форму.
 
Особенности движения на Днепре и вдоль реки были следующими. Из-за большой скорости  течения -1,5 м/с на свободной от порогов части реки и 4 м/с на порожистой части перемещение грузов вниз осуществлялось речными судами – маломерными судами (дубами) и барками. Перемещение грузов вверх по течению практиковалось на возах, где тягловой силой были волы и лошади. Возврат  судов вверх по течению до введения пароходства производился волоком, там где позволяла береговая линия. Если же берег был скалистым, то необходимо было садится на весла и переходить на более удобный берег для тяги судов. 
Из-за выхода забор на оба берега Днепра в районе Каменского волок судов вверх был практически невозможен, а из-за существования забор в затопленном (в русле) состоянии спуск вниз по течению был местами опасен, как и в порожистой части реки. Поэтому выбранное нашими предками название бывшего поселения Каменское следует считать вполне обоснованным.
 
Что касается предположенная Ф. Макаревского - историка, оставившего нам официальную дату рождения Каменского, то ссылка на связь добычи плоского камня для нужд местного населения с названием населенного пункта не получила подтверждения. Относительно плоский камень дают гнейсы – ослабленные метаморфизированные граниты. Осмотр горных пород, находящихся в русле Днепра в черте бывшего села Каменского и пород бывших добычных карьеров Романково и Тритузное показал подавляющее присутствие гранитоидов, при взрывах и дроблении дающих хаотичную (отнюдь не плоскую) рваную форму. По недавнему сообщению сотрудников Днепровского национального горного университета возраст гранитоидов днепровских порогов ближайших "родственников" речных забор составляет 3,2–3,4 млрд. лет, а глубина образования в земной коре около 6 км. Гранитоиды – горные породы в основном магматического происхождения с содержанием кремнезема (SiO2), более 62 %. Что касается гнейсов разновидностей гранитоидов, пород имеющих слоистое строение и относительно плоский скол, то, возможно на каменистом плато Каменского они и были, но в малом количестве, поэтому видимых следов повсеместного их применения не обнаружено.
 
Возникает закономерный вопрос о причинах несоответствия гидрографических данных лоций конца XVIII века и века ХХ – го. На лоциях 1780-1786 гг. забор у Каменского нет, а на лоциях ХХ века они есть. Защищая профессиональную часть гидрографов прошлого – землемера Арапова и адмирала Пущина необходимо отметить следующее. Дошедшие до нас данные измерения глубин судового хода у села Каменского (более 8 м) свидетельствует о высокой водности Днепра в конце XVIII века. Даже при искусственно поднятом Запорожской плотиной уровне воды в Днепре в районе, соответствующем размещении бывшего села, глубина в коренном русле реки составляет 3 м (!) при наибольших глубинах 6 м.
При столь высоком уровне воды в Днепре ни Арапов ни Пущин видеть каменские заборы и каменистый берег у села не могли. Вполне очевидно, что появление топонима Каменское было связано с периодом малой водности Днепра, относящимся, по-видимому, к первой половине XVIII века, когда все скалы забор в русле, и на берегу реки были обнажены. В конце XIX века и в начале ХХ-го до постройки плотины Днепрогреса из-за низкого уровня воды в Днепре русловые и прибережные скалы вышли на поверхность, что было отражено в лоциях того времени. В пользу утверждения о существенном обмелении Днепра на рубеже ХІХ-ХХ веков свидетельствует фотография, помещенная в книге Н. Булановой [7, с.196]. Снимок (рис. 6) сделан на берегу в месте, соответствующем примерно западной меже строений нижней колонии. Недалеко от берега видна песчаная коса, протянувшаяся вдоль русла реки. За косой просматривается правый берег еще безлесного, покрытого кустарником современного острова Зеленый. На заднем плане каменистый мыс заборы Каменские ворота, за мысом, контуры заводских труб и костёла.
 
Рис. 6
 
Рис.6 - Относительно благоустроенный берег Днепра на западной окраине Каменского начала ХХ века : фото из книги Н. Булановой [7].
 
О резком увеличении уровня воды в Днепре в конце XVIII века убедительно свидетельствует факт из истории  развития Каменского. Известно, что жители села в 1782 году переселились с территории современного микрорайона Пески (Піски, укр.) на новое место. [2, с.187]. Причину этого переселения краевед И. Подзерко объяснил следующим образом: "Каменское ... возникшее в излучине Днепра на наносном песке, покоящемся на каменной скале. И пока это село было маленьким, оно никуда не двигалось и жило спокойно, но по мере увеличения населения и его застройки увеличилась нагрузка на наносной песок и село стало сползать в Днепр. Пришлось жителям села переселяться дальше – вниз по Днепру..."  [5, с.5].
В одном краевед прав - под первым поселением Каменского были действительно песок, а внизу скала. С остальными соображениями автора согласится нельзя по той причине, что песок при определенных условиях может выдерживать очень высокие нагрузки, в частности дома – высотки, а не саманные мазанки под камышовой крышей. Примером могут быть левобережные микрорайоны, построенные на намытых песках городов Каменского, Днепра, Киева.
 
Для выяснения настоящей причины переселения следует обратится к первоисточнику. Ф. Макаревский писал : "в сие Правление Екатеринославского уезда ... священник Афанасий Шелест с прихожанами доношением представил, что те Камянские жители от открывшегося под церковью и селением песку переселились в другое удобное место ..." [2, с.187]. "Открывшийся" под строениями песок свидетельствует о резком переувлажнении территории, появлении родников, выносящих мелкие фракции песка на поверхность и, главное, появлении плывунов.
Под плывуном понимают насыщенный водой грунт (обычно песок или супесь), который способен разжижаться под механическим воздействием на него. Из-за резкого продолжительного подъёма уровня воды в Днепре речная скалистая терраса не могли дренировать воду и насыпной песок пришел в разжиженное состояние. Плывуны не способны удерживать даже небольшую нагрузку, что и сказалось на разрушении хат каменчан, вынужденных искать новое место жительства.
 
По крайней мере во второй половине ХІХ века Днепр обмелел, водонасыщенность песка снизилась, плывуны исчезли и район Песков был заселен снова. Ситуация с появлением плывунов повторилась при подъеме уровня воды в реке после заполнения чаши Запорожского водохранилища в 1932 и 1933 гг., однако она была далеко не критичной по двум причинам. Первая из них состояла в том, что уровень подъёма воды был ниже, чем в 70-80-х годах XVIII века. Вторая причина заключалась в техногенном воздействии на территорию Песков - были высыпаны сотни тонн металлургических шлаков и впоследствии (после начала работы ГРЭС) сотни тонн котельной золы. Насыпи заменили ненадежный песок и были достаточным основанием даже для железнодорожной колеи между ГРЭС и лесозаводом расположенным в Романково (район современной улицы Семашко).
 
Что касается других, существовавших ранее названий села Каменского [3, с.127], то следует заметить, что все они достаточно объективно отражали географическое положение населенного пункта. Каменка Верхняя действительно располагалась выше по течению Каменки нижней или Лоцманской каменки. Название отпало само собой, поскольку выше Верхней Каменки были также другие Каменки. Переселение села в 1782 году с плывунного берега Днепра в район озера Перевал (за Днепр) обусловило возникновение следующего названия Каменка  Заднепровская. Близость к селу с колоритным названием Тритузное отразилось в другом топониме – Камянка Тритузнянская.
 
В заключении необходимо отметить, что краевед П.Коршун был прав [4, с.11].: историк Д.Яворницкий в Каменском не был – не заметить каменное ожерелье Днепра в районе села в период подготовки монографии [1] было невозможно. Однако с замечанием о том, что историк "писал историю со слов некомпетентных людей" согласиться нельзя, поскольку документы использованные Д. Яворницким, готовились хорошо подготовленными специалистами, а высокое качество их работы подтвердило время.
 
ВЫВОДЫ
 
Поселение Каменское в исторической местности Романково-Тарамское получило в прошлом вполне обоснованное название благодаря существованию трех географических особенностей территории. К ним относится мелководное каменистое ложе Днепра, препятствующее судоходству до настоящего времени; крупные затопленные гряды скал Наталка и Каменские ворота, а также выходы скал на оба берега реки. В отличие от сел, расположенных на берегах Днепра от Екатеринослава до Верхнеднепровска, только Каменское (за исключением Таромского) имело открытый вдоль села каменистый берег. Остальные поселения, находившиеся в излучинах реки в основном были "прикрыты" от судового хода либо плавнями, либо островами (Романково, Сухачевка, Диевка и др.). В справочную краеведческую литературу следует внести дополнения, касающиеся двух незаслуженно забытых примечательностей бывшего села Каменского днепровских забор Наталка и Каменские ворота.
 
 
 
ПЕРЕЧЕНЬ ССЫЛОК
 
1. Яворницкий Я.И. Вольности запорожских казаков. – СПб. – 1898. – 405.
2. Макаревский Ф. Матеріали для історико-статистичного опису Катеринославської Єпархії. Церкви та приходи минулого XVIII століття. – Д.:Дніпрокнига. – 2000. -1080с.
3. Алексієвська Л.В. "Кам’янське від "А" до "Я": Краєзнавчий енциклопедичний довідник". – Дніпропетровськ : Пороги.2015. – 344с.
4. Коршун П.П. Родное Каменское, слободы и села, родословные, Документально - художественное издание. Д.: Пороги. – 2008. – 329с.
5. Подзерко И. Мой город. Краеведческое издание. – Днепропетровск: ИМА – прес. – 2011. -113с.
6. Г.Л. де Боплан. Опис України //Пер. фр. Я.І.Кравця, З.П.Борисюк. – К. – 1990. – Режим доступу : http://litopus org ua /Boplan/opys.htm.
7. Буланова Н.М. Кам’янські етюди в стилі ретро. Видання друге, оновлене і доповнене. – Дніпропетровськ : ІМА – прес. 2011. – 240с.
 
 
Крячко Г.Ю., Кобзева А.И.
Add a comment
1Слонєвський
 
Темою засідання, що проходило 8 лютого в приміщенні Центральної міської бібліотеки, стала спроба встановити правдивість чуток про відвідини нашого міста в 1942 році рейхсміністром східних територій Альфредом Розенбергом і рейхскомиссаром України Еріхом Кохом.
 
Перед присутніми виступили дослідники теми краєзнавці Олександр Слоневський і Людмила Глок.
За словами А. Слоневського, проблема полягає в тому, що свідки приїзду начебто є, а ось документів офіційних про це немає. Причому офіційна радянська історіографія заперечувала факт приїзду нацистських бонз в наше місто на тій підставі, що в окупованому Дніпродзержинську, нібито, діяло сильне підпілля, і в разі візиту Коха і Розенберга їх просто знищили б.
А ось що говорять свідки, які пережили окупацію. Покійний нині житель міста Сергій Дробот, якому влітку 1942 року було 16 років, стверджував, що бачив приїзд Коха і Розенберга на нинішній площі перед театром. Він спостерігав за цим з-за паркової огорожі. За його словами, під'їхали три машини, в першій і останній з яких сиділа охорона, з них вийшли рейхсміністр (портрети Розенберга друкувалися в тогочасних газетах Кам`янського) і рейхскомісар України. Їх зустрічав голова міської управи Самойленко в супроводі дівчат в українському вбранні. Крім того, високим гостям вручила квіти 10-річна дівчинка. Дівчинку звали Меліта Ахтенберг. Пізніше вона також підтвердила приїзд до нашого міста високопоставлених нацистів. До речі, саме Меліті належали знамениті фото з видом театральній площі, на якій замість пам'ятника Леніну, була встановлена фігура з рейхс-орлом.
Ще одне, правда непряме свідчення, належить Ользі Бухман - куховарки одного з високопоставлених німецьких чиновників - пана Гербе. Він займався питаннями продовольчих поставок з України в Рейх і в війська. А тому вважався за матеріальним становищем мало не вище, ніж комендант міста. Так ось, приблизно в той же час, на яке вказують і інші джерела, Гербе викликав до себе кухарку і повідомив, що до нього пообідати приїдуть дуже високі гості, навіть вище ніж він, і поцікавився чи  впорається вона. Імовірно високими гостями і могли бути Розенберг і Кох.
 
 
1Глок
 
Виступила перед слухачами і Людмила Глок, яка провела свої дослідження. Добре порившись в архівах тодішніх газет - як наших, так і Дніпропетровських та Верхньодніпровських, вона знайшла замітки про прибуття видних нацистів до нашого міста. А відповідно чутки, які свого часу спростовували радянські історики, отримали своє підтвердження.
 
С. Могила
Add a comment
 
Заставка
 
У повідомленні, викладеному нижче, представлені результати роботи з уточнення локалізації і назв гідрографічних об’єктів, зв’язаних з історією розвитку місцевості в межах від поселення Романкове до Таромського мису. Частина друга повідомлення присвячена островам Дніпра.
 
В настоящем сообщении представлены результаты работы по уточнению локализации и названий гидрографических объектов, связанных с историей развития местности в пределах от поселения Романково до Таромского мыса. Часть вторая  посвящена островам Днепра.
 
Нередко приходилось слышать вопрос местных рыболовов, хорошо знающих лоцию Днепра у города Каменского, о том, почему остров Слюсарев на электронной лоции Днепра назван Зеленым? В защиту правомерности существования географического объекта с гидронимом Зеленый необходимо сообщить следующее. Анализ картографической информации показывает, что острова Слюсарев и Зеленый являются разными географическими объектами, относящимися к разному времени и разному месту. Об острове с гидронимом Слюсарев Д. Яворницкий писал: "Слюсарев на атласе Днепра 1786 года без названия на плане Днепра 1780 года 2 версты длины и 200  саженей наибольшей ширины (1 верста=1,066 км; 1 сажень=2,13 м, авт.) расположен выше села  Каменского, стоящего у правого берега реки"  [1 с. 63].
 
До зарегулирования стока Днепра плотинами ГЭС русловые процессы в мягких грунтах отличались мощной динамикой - менялась береговая линия, возникали и исчезали отмели, косы, острова. На трехверстовой карте конца ХIХ века остров Слюсарев расположен у левого берега, верховье острова находилось рядом с устьем залива Кривец, а ухвостье напротив западной окраины Каменского (рис.1, а). На американской карте Украины (копия двухкилометровки Генштаба  Красной Армии 1942 года) между Романковым и Каменским показаны три безлесных косы одна, из которых, ближайшая к левому берегу, вероятно являлась частью смытого острова (рис. 1, б). На немецкой, уточненной в период оккупации, карте с большим разрешением (рис. 2, а) показан новообразованный из  двух частей остров Зеленый. Речище, разделявшее части острова, стало широким заливом, плавневые остатки которого, хорошо видны на современных картах, в частности на электронной лоции Днепра (рис. 2,б). Образованные в первой половине ХХ века острова Зеленый и Безымянный подвергались интенсивному размыву. Верховье Безымянного (Дубового), на котором в прошлом размещалась опора высоковольтной линии электропередач, было защищено насыпью отвального шлака.
 
11111
Рис. 1 – Гидрографическая ситуация на Днепре в районе сел Каменское и Тритузное в соответствии с трехверстовой картой конца XIX века, квадрат 26 -13 (а) и американской картой середины XX века, копией карты РККА, квадрат NM 36-12, б
 
222 а222 б
 
Рис.2 – Острова в районе Днепродзержинска и села Тритузного на трофейной немецкой карте 1942 года  издания (а) и Каменского на современной лоции Днепра лист 3530-2 (б)  
 
Верховье Зеленого в 30 – 40 годах ХХ века находилось примерно на одной линии с устьем залива Кривец, в настоящее время верховье острова соответствует правобережным опорам моста через коренное русло Днепра. В отличие от острова Слюсарева, находившегося выше села Каменского [1 с. 63] острова Зеленый и Безымянный расположены практически напротив бывшего Каменского, являясь географическими новообразованиями ХХ века. На месте смытой части острова Зеленый на образовавшемся перекате в 60 – х годах прошлого века образовалась отмель, затем коса, а в последующем безымянный облесненный островок, во втором десятилетии нашего века получивший названии Птичий [2].
 
Ниже острова Слюсарева в конце  XVIII  века у левого берега существовал остров Бригадировка: "Бригадировка на атласе Днепра 1786 года, без названия на плане реки Днепр 1780 года 300 саженей длины и 200 саженей ширины по атласу 1786 года, 2 версты длины и 200 саженей ширины по плану Днепра 1780 года расположен против ветки Череднычки и хутора Бригадировки с левой стороны и села  Каменского с правой" - отмечал Д. Яворницкий [1 с. 63]. В приведенной цитате обращает на себя внимание большая разница в размерах якобы одного и того же острова, указанная практически в один и тот же период времени, но в разных документах. Объяснить это несоответствие можно с помощью карты 1888 года (см. рис. 1, а).
Напротив Каменского и Тритузного находились два острова левого берега – малый Бригадировка и большой участок суши, ограниченный с левой стороны рукавом Череднычки с надписью Гречаный – это тот самый безымянный остров по плану Днепра 1780 года, имевший тогда 2 версты длины и 200 саженей ширины.
 
Следы исчезнувших с топографических карт островов Бригадировки и безымянного (Гречаного) у Череднычки можно найти на современных спутниковой карте и электронной лоции Днепра (рис.3). В результате естественных процессов обмеления и полной деградации речных рукавов острова стали частью левого берега. Однако залив в ухвостье бывшей Бригадировки сохранился. Цепь водоемов в русле бывшей Череднычки также дает представление о местонахождении безымянного острова (Гречаного) в плане Днепра 1780 года. 
 
333
 
Рис. 3 - Заливы на месте бывших устьев рукавов Днепра, отделявших от левого берега остров Бригадировку (внизу слева) и остров Гречаный (вверху справа) на электронной лоции Днепровского водохранилища лист 3530 - 3 
 
Ниже Каменского по течению была расположен коса, впоследствии остров названием Корчеватый. (см. рис. 2, а). У Д. Яворницкого нет упоминания об этом острове, поскольку ни в плане Днепра 1780 года ни в атласе 1786 года Корчеватого либо другого острова на месте Корчеватого не было. Тем не менее историк называет ветку (рукав) Крещату. Раз имелся рукав, значит, эта протока отделила от правого берега часть суши, более конкретно песчаную косу, которая даже в первой половине ХХ века не было облеснена (рис.2, а). На приведенном фрагменте карты хорошо видно, почему ветка Крещата получила свое название.
 
В недавней публикации Н. Булановой [3] приведено сообщение старожила Ю. Котляра о динамике изменения острова: "Був ще острів Корчеватий, нині це територія вище Тритузного. З коксохіму провели дорогу, поставили насосну станцію і цей острів став півостровом". К сожалению эти весьма заметные изменения гидрографической обстановки не замечены до сих пор на электронной лоции Днепра, (лист 3530.3, 420-425 км Днепровского водохранилища). В лоции полуостров назван островом, а существующий залив Крещата, ранее рукавом отделявший остров от правого берега, назван рукавом (рис. 4).
 
444
 
Рис.4 - Полуостров Корчеватый на электронной лоции Днепровского водохранилища лист 3530 - 3 
 
Жертвой эпохи индустриализации стал Днепровский остров у правого берега Марчин. Цитата из монографии Д. Яворницкого, посвященная указанному острову следующая: "Марчин на атласе Днепра 1786 года 3 версты длины и 300 саженей ширины; находится между селами Каменским и Тритузным; … на плане реки Днепр 1780 года между Днепром и веткой Желтухой с правой стороны" [1, с.63]. В конце XIX века Марчин и ниже расположенный Химин были облеснены (рис. 5, а). Подьем уровня реки в результате строительства Днепрогэса в 1932 году превратил остров в плавни (рис.5, б), существовавшие до начала 50-годов XX века.
 
555
 
Рис. 5 - Острова Марчин, Химин и, возможно, Святильников у сел Тритузного и Карнауховки на карте конца XIX века, квадрат 26-13 (а), полуостров Марчин и верховье острова Химин, объеденившегося с соседним островом, фрагмент немецкой карты 500 м квадрат М-36-130 (б)
 
Респонденты Н. Булановой сообщали [3]: "Нижче заводу (ДМК, авт.) по течії були чудові місця... живописні плавні, стариці і протоки з прозорою водою, чистими піщаними берегами, де водилось багато риби... Плавні у Тритузному поглинув відстійник Придніпровського хімзаводу. Там ріс гарний дубовий ліс, косили сіно на Острові. На Острові було одне озеро, промоїна дуже велика була, 250 м довжиною, 15 – шириною, називалося – Довге...". Ю. Котляр вспоминал, что: "У Тритузному Коноплянка омивала територію, яка називалася Дубина. Там було багато озер, росли дуби... на Гречаному... були ще Синицине: Веселе озеро". Забегая вперед следует отметить, что упомянутое старожилом Тритузного озеро Веселое существует и по ныне, оно отмечено на электронной лоции Днепра в северозападной части полуострова Гречаный (лист 3530.4, 415-420 км Днепровского водохранилища).
 
Вполне очевидно, что в приведенных воспоминаниях тритузнян речь идет о достаточно крупных островах, старые названия которых в XX, непростом веке были утрачены. Взамен появились новые – Остров, Дубина, пришедший с левобережья гидроним Гречаный. Не модно было в прошлом веке называть географические объекты именами бывших хозяев. Вероятно не бедным был один из первопроходцев края казак Марко и балку Марчинкову на Романовом Кургане имел и трехверстовый остров Марчин у слободы Тритузное.
 
Бывший остров, а впоследствии полуостров Марчин после заполнения чаши Днепровского водохранилища, превратившийся в плавни, прекратил существование в 50-х-60-х годах ХХ века. Историю техногенного воздействия и утрат от этого воздействия достаточно объективно сообщает Ю. Котляр [3]. "Городи там були на плавнях... Тепер де були городи, половину засипали коксохім і ПХЗ, другу половину ДМК. Плавні старі люди називали "Дубина" - берег, де нині знаходиться територія "Демоса". На плавні йшла  естакада з заводу, під  естакадою була дорога, відсипана відвальним шлаком. У Тритузному було дев’ять озер... Глибоке (засипане доменним шлаком, територія "Демоса"), Закітне, Ракове, Осокорувате. Майже всі загажені, з них зробили відстійники. Засипали пульпою". Следует заметить, что указанные старожилом озера являлись старицами бывших рукавов Днепра, в основном Желтухи и Борзийки.
 
Об острове, существовавшем с конца XVIII века и находившимся ниже по течению острова Марчина Д.Яворницкий пишет: "Химин на плане реки Днепр 1780 года против устья ветки Коноплянки с правой стороны. [1, с.63]". Химин отделялся от Марчина рукавом, название которого исторические документы не оставили. Неизвестно, к сожалению, и название острова, находившегося рядом и ниже по течению. Возможно это был остров Святильников, о котором Д. Яворницкий упоминал, однако местоположение не указывал. Тем не менее оба указанных выше острова в измененном виде и с относительно новым названием существует и сегодня. Это с легкой руки производственников Каменского полуостров Гречаный. На спутниковой карте и электронной лоции Днепра (лист 3530 -4 415 – 420 км) хорошо прослеживается место слияния полуостровов Марчина и Гречаного (рис.6). На картах достаточно отчетливо видна линия "стыковки" Химина и рядом расположенного безымянного острова – юго-западная часть полуострова Гречаный это бывший остров Химин; северо–восточная часть полуострова – параллельно и ниже по течению бывший безымянный, возможно остров Святильников.
 
666
 
Рис. 6 – Место рукотворного слияния бывшего полуострова Марчин (слева) с полуостровом Гречаным, бывшим островом Химин (справа) на электронной лоции Днепровского водохранилища лист 3530 - 4 
 
Разумеется, что бывшие острова и Марчин и Химин за более чем двухвековой период в результате естественных процессов увеличивались в размерах и не соответствовали историческим данным, приведенным Д. Яворницким в монографии [1]. Тем не менее, благодаря сохранившейся церкви бывшего села Тритузного местоположение утраченных островов можно считать установленным.
 
В отношении гидронима Гречаный (Гречаной по Ф. Шуберту, рис. 7,) и локализации объекта с этим названием много неясного. Судя по рассматриваемой карте начала XIX века надпись "Ос. Гречаной" относится к территории, ограниченной левым рукавом Днепра Сомовкой и коренным руслом реки. На трехвестовой карте конца XIX века островом Гречаным названа территория, отделяющая часть суши, заключенную между рукавом Череднычкой и руслом Днепра (рис.1, а). На современной электронной лоции Днепра, (см. рис.6, а)  напротив шестой сотни бывшего села Тритузного  и верхней (по течению реки) части Карнауховки показан полуостров Гречаный. И, наконец, тот же полуостров на карте Генштаба СССР редакции 1990 г. назван островом Дикая коса (рис. 8).
 
777
 
Рис. 7 – Остров Гречаной между рукавом Сомовкой слева, и коренным руслом Днепра справа на карте Ф. Шуберта  первой половины XIX века.
 
888
 
Рис.8 - Полуостров Гречаный, названный в Генштабе островом Дикая Коса фрагмент квадрата М-36-130 
 
По Д. Яворницкому гидроним Гречаный известен с конца XVIII века: "Гречаный в росписи 1697 года на плане Днепра 1780 года и атласе 1786 года 1 версты 300 саженей длины и 200 саженей ширины против ветки (рукава, авт.) Коноплянки и села Тритузного с правой стороны » [1, с.64]. Далее при перечислении веток (рукавов) левого берега указывается  ...Череднычка, охватывающая своим течением с левой стороны остров Гречаный [1, с.185].
 
Из сопоставления обоих определений видно противоречие в локализации острова. По первому определению старейший известный с 1697 года остров Гречаной (Гречаный 1 ) охватывался с левой стороны рукавом Сомовка (см. рис. 7), а остров Гречаный 2 отделялся от суши Череднычкой, выше по течению (см. рис. 1,а)
 
Анализ картографических документов за почти двухвековой период времени показывает, что во второй половине XIX века после деградации рукава Сомовки и слияния острова Гречаный 1 с левобережьем название Гречаный перешло к острову, омываемому слева рукавом Череднычкой. Таким образом появился Гречаный 2. Далее в связи с деградацией Череднычки и присоединении Гречаного 2 к левому берегу гидроним Гречаный  перекочевал на остров у правого берега с прежним названием Химин, в результате возник Гречаный 3, во второй половине XX века превращенный в полуостров и существующий до настоящего времени. Возможно составители карты 1888 года и новейший лоции оценили желание местных жителей сохранить с передачей по наследству понравившийся гидроним Гречаный.
 
Возникает закономерный вопрос, почему составители карты Генштаба дали острову (точнее полуострову) новое название Дикая Коса? Картографы не читают книг по истории, краеведению и этнографии, они работают с картами предшественников. Вероятно, заметив дрейф гидронима Гречаный по разным географическим объектам, составители карты присвоили полуострову новое, однако весьма неудачное название как по определению (остров), так и по сути (коса). Коса, как известно, длинный песчаный нанос вдоль русла реки, как правило, лишенный растительности. Разумеется, дикая местность рядом с населенными пунктами быть не может. Нельзя не заметить, что гидроним остров Дикая Коса на месте полуострова Гречаный перекочевал и на спутниковую карту рукава, а более точно залива Коноплянки.
 
 
ОБ ОСТРОВАХ, НАХОДИВШИХСЯ МЕЖДУ ПОСЕЛЕНИЯМИ КАРНАУХОВКА И ТАРОМСКОЕ
 
 
Д. Яворницкий писал следующее "Просеред на плане реки Днепра 1780 года на атласе Днепра 1786 года 1 версты 150 саженей длины и 100 саженей ширины против озера Плоского и речища Прогноя с правой стороны. Погорелый на атласе части реки Днепра 1863 года 1 1/2 версты длины и около 180 саженей ширины, расположен нижним концом против села Таромского с правой стороны" [1, с.64]. На официальной карте конца XIX века (времени подготовки и издания монографии [1]) островов Просеред и Погорелый не было – территория островов была частью левого берега (рис. 9). Очевидно, Д. Яворницкий не всегда сверял старые карты с современными для периода исследования. В XX веке в результате повторного разлива рукава между левым берегом и островами восстановилась прежняя гидрографическая ситуация, однако с вполне объяснимыми изменениями – Просеред и Погорелый несколько увеличилась в размерах, и объединились (см. рис. 8). На карте Генштаба остров показан без названия.
 
999
 
Рис.9 - Отсутствие островов Просеред и Погорелый в русле Днепра в конце XIX века по данным трехверстовой карты квадрат 26-13
 
В настоящее время у левого берега Днепра напротив правобережных полуостровов от Корчеватого до Гречаного находится остров, образовавшийся ранее в результате слияния мелких островов. Рукав, который отделяет этот безымянный остров (рис. 10) состоит из так называемого озера Оступ, короткой узкой протоки и залива Засуха внизу, т. е. истоком рукава является Оступ, (Уступ,) а устьем Засуха. По местонахождению рукава и острова можно условно назвать Николаевскими, поскольку ближайший населенный пункт п.г.т. Николаевка, а во второй половине XX века перед Оступом была пристань с названием Николаевка нижняя. На пристани стоял дебаркадер, остановка Николаевка была, как правило, конечной для речного трамвая – катера, доставлявших николаевцев и отдыхающих днепродзержинцев на левобережье и обратно. Иногда по требованию пассажиров конечной была остановка ниже пристани Николаевка на Николаевском острове. В Николаевку ходили также служебные суда для перевозки работников промышленных предприятий правого берега – ДМК, Нижнего Днепродзержинского коксохима, вагонного завода и азотно–тукового заводов.
 
101010
 
Рис. 10 - Исток Николаевского рукава (Оступ), ниже бывшего николаевского деборкадера (а) и его устье, названное заливом Засуха (б)
 
Северо–восточнее Николаевского острова сохранились озера бывшего рукава Сомовки, который в начале XIX века и ранее отделял от левого берега крупный остров длиной около 10 км.
 
ВЫВОДЫ
 
1. Острова Зеленый и Безымянный (Дубовый) является новообразованиями XX века. Остров Слюсарев, находившейся у левого берега выше села Каменского, прекратил существование в результате размыва. Как память о бывшем острове сохранилось название Первого Речища – Слюсарево. Выше по течению у верховья Зеленого острова во второй половине XX века возник остров Птичий.
2. Острова Бригадировка и безымянный (Гречаный 2), находившийся между рукавом Череднычкой и днепровским рукавом, в результате естественных процессов деградации узких рукавов стали частью левого берега.
3. Остров Корчеватый возник на месте песчаной косы – новообразования конца XIX века. Песчаную косу в тот же период времени отделяла от правого берега ветка (рукав Днепра) Крещата (Хрещата). Современную электронную карту Днепра следует откорректировать, поскольку бывший остров Корчеватый является полуостровом, а бывший рукав Крещата – речным заливом.
4. Старый остров под названием Марчин, ограниченный в прошлом рекой Днепр и его рукавом Желтухой, оказался в настоящее время под промышленными отвалами предприятий города Каменского и представляет собой полуостров с высокой техногенной нагрузкой. Следует признать, что Марчин, как часть исторического ландшафта, является утраченным гидрографическим объектом.
5. Известный с конца XVIII века остров Химин, расположенный против устья рукава Коноплянки в начале прошлого столетия в результате естественных процессов объединился с соседним рядом и ниже расположенным островом. Ликвидация рукава между полуостровом Марчин и объединившимся островом Химин привела к появлению нового полуострова правого берега под названием Гречаный.
6. На официальных топографических картах XIX века гидроним Гречаный (Гречаной) принадлежал разным географическим объектам. Согласно исследованию Д. Яворницкого, основанному на анализе документов XVII- XVIII веков, прежний самый  старый остров Гречаный находился между правым берегом рукава Сомовки и левым берегом основного русла Днепра. В настоящее время бивший остров является территорией Днепровско - Орельского природного заповедника. В силу разных причин гидроним Гречаный переместился на правобережный остров, который в результате антропогенного воздействия преобразован в полуостров.
7. Локализация современного днепровского острова Погорелый соответствует расположению двух бывших гидрографических объектов – Просереда и Погорелого, находившихся в исторической местности Карнауховка - Таромское. Остров Погорелый, находящийся напротив современных населенных пунктов Карнауховка (г. Каменское) и Таромское (г. Днепр) в процессе изменения гидрологического режима увеличился в размерах, прежде всего, за счет слияния с островом Просередом, находившимся выше Погорелого по течению Днепра. Необходимо отметить то, что остров Погорелый не утратил ни прежнее расположение, ни историческое название, сохраненной в новейшей лоции. 
8. Островом по существу является часть суши между коренным руслом Днепра и левобережным водоемами с названиями озеро Оступ и залив Засуха, между которыми существует узкая короткая протока.
 
СПИСОК ССЫЛОК
 
1. Яворницкий Д.И. Вольности запорожских казаков.- СПБ, 1898.- 405 с.
2. Кам’янське, план міста 1:21000 сайт газеты "Событие сегодня": sobitie. com. ua.
3. Буланова Н. Козацька слобода Тритузне: втрачені ландшафти та історична пам’ять Кам’янське: Відомості 19.04.2017. – С.5  
 
Крячко Г.Ю., Кобзева А.И.
Add a comment